Интервью с отцом Всеволодом Чаплиным

Председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин рассказал «России завтра» о том, как Церковь может противостоять угрозе ИГИЛ, с какими глобальными проблемами она может столкнуться в ближайшие годы, возможно ли возникновение «постправославия».

 

Сегодня Исламское государство, представляющее собой, по сути, новую религию, превращается в серьёзную угрозу как для христиан, так и для мусульман. На Ваш взгляд, как Церковь сможет противостоять нарастающей угрозе?

Христианское воинство и христианские государственные мужи, которые также принадлежат к Церкви, должны защищать людей — в том числе христиан, оказавшихся перед угрозой уничтожения или изгнания со стороны злой силы, которая несправедливо прикрывается именем одной из мировых религий. И Церковь в целом, конечно, должна дать духовный ответ на вызов радикальных мировоззрений, а также на вызов глобального безбожия и глобальной несправедливости. К сожалению, пропаганда экстремистов порой ложится на благодатную почву, оказывается притягательной для лучших людей — тех, кто остро чувствует несправедливость, кто стремится изменить мир к лучшему, хочет, чтобы он был устроен на основе Божиего закона, чтобы ушло в прошлое глубоко неправильное устройство мировых экономических и политических процессов. Нам нужно — как Церкви, как сообществу православных христиан — показать, что эти несправедливости могут быть устранены или хотя бы решительно осуждены.

Мы не должны говорить и делать что-либо, что приведёт к соглашательству с безбожными и несправедливыми порядками. Более того, нам нужно эти порядки менять, предлагая свои модели общественного устройства. Если у нас это получится, люди не будут скучать от наших теплохладных проповедей, от наших лицемерных заявлений, от нашего желания «не поссориться» с богатыми и влиятельными грешниками и лжецами. И в этом случае пассионарные молодые люди не будут уходить в те террористические сообщества, в которых людям обещают глобальное переустройство, а на самом деле отправляют их на смерть. Причём, похоже, эта смерть не только никак не вредит реальным глобалистским структурам, но даже входит в их планы.

 

Не так давно Патриарх Московский и всея Руси Кирилл завёл страницу в социальной сети, но некоторые представители Интернета не были рады такому событию. На Ваш взгляд, должна ли Церковь идти в ногу со временем и использовать в своей работе новые технологии, включая информационные. Если да, то как это будет выполняться на практике и до каких пределов возможно их использование?

 

Церковь говорила и говорит с людьми при помощи разных технических и коммуникационных средств, и новые технологии она всегда осваивала одной из первых. Вспомним, что первым русским печатником был диакон, и, вообще, мировое книгопечатание оформилось именно в церковной среде. Я вспоминаю, как компьютеризация делопроизводства в церковных структурах началась гораздо раньше, чем в государственных учреждениях. Первый сайт нашей Церкви появился в 1997 году, а уж христианские форумы к тому времени были широко распространены. Церковь своё послание миру облекала как в длинные и сложные тексты, так и в краткие афористичные фразы, которыми, например, говорили юродивые. Впрочем, не нужно забывать, что в современной интернет-среде, в социальных сетях немало лукавства […].

 

С какими внешними угрозами и внутренними проблемами столкнётся Церковь в ближайшие годы и как она намерена их решать и справляться с ними?

Ответить на этот вопрос непросто. Сохранится ли доминанта духовно расслабленного общества потребления, или Господь пошлёт нам испытания, которые разрушат этот обывательский мирок? К любому развитию событий нам нужно быть готовыми. Предполагаю, что продолжатся попытки встроить христианство в такую модель жизни, которая предполагает приоритет «мира сего». Нас будут пытаться убеждать отступить от Христа, будут стремиться заставить усыпить свою совесть, побудить или принудить к тому, чтобы не беспокоить лишний раз людей, привыкших ко греху. Но не нужно обманываться. Христианский идеал и «идеал» обывательский – это непросто разные вещи, это вещи прямо противоположные. Когда Христос призывал апостолов, он требовал от них бросить всё и идти за Ним. Лучшие люди в разные века уходили от мира и всецело посвящали себя служению Богу и людям. Вот этот идеал нужно держать перед глазами, и тогда мы достойно ответим на вызовы обмирщения, на стремление приспособить нас к греховным порядкам, к редукции евангельского послания до уровня бесплатного приложения к мирским приоритетам.

 

 

На западе всё большую поддержку и популярность набирают харизматы. Недавно председатель Папского совета содействия христианскому единству Кардинал Курт Кох заявил, что евангельские и пятидесятнические движения сегодня количественно уже вторые после Католической Церкви в мире, и поэтому пришло время выделить четвёртый тип христианства: «Мы вынуждены говорить сегодня о «пентекостолизации» христианства или о четвертом типе христианства: католики, православные, протестанты и пятидесятники. Это является серьёзным вызовом для будущего». На Западе открыто говорят о том, что наступает эпоха «постпротестантизма» (также как ИГИЛ можно считать «постисламом»). Как Вы считаете, возможно ли возникновение «постправославия» и, если возможно, каковы могут быть его ключевые признаки и как Церковь может противостоять этому процессу.

 

Харизматы – это люди, которые по-своему попытались ответить на оскудение веры, и их поиск заслуживает некоторого уважения. Другое дело, что они слишком легко отвергли глубокое наследие Священного Предания — наследие как богословское, так и пастырское. Да, опасность «постправославия» и теплохладной «веры с человеческим лицом», носители которой хотели бы всем нравиться и ни с кем не ссориться, существует. Наверное, для Православия сегодня это один из главных вызовов. Истоки этой тенденции можно видеть уже в тех богословским штампах, которые мы начали принимать у католических и протестантских мыслителей середины прошлого века […].

 

 […]

Постсекулярное протестантизированное религиозное сознание Запада сегодня, судя по всему, ищет новой «Земли Обетованной», территории, где сбываются мечты, в которой отпечатался образ «Града Божьего». В начале второго тысячелетия такой землёй была Палестина, с XV в. Америка, сегодня это место вакантно. Может ли Россия для мира стать такой землёй, религиозным образцом?

Конечно, может. Ведь неслучайно сегодня во многих католических и даже протестантских храмах можно увидеть репродукции русских икон. Неслучайно люди из многих стран едут в наши монастыри. Неслучайно так велик интерес к нашим святым. Нам нужно больше говорить об опыте богомыслия и жизни по Божию слову, который есть в нашей Церкви.

 

[…]

 

ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ ИНТЕРВЬЮ С О. ВСЕВОЛОДОМ ЧИТАЙТЕ В СЛЕДУЮЩЕМ НОМЕРЕ ЖУРНАЛА «РОССИЯ ЗАВТРА»

Читайте также
 Уильям Блум: «Мы живем в эпоху «второй холодной войны»»

8 октября на базе факультета гуманитарных и социальных наук РУДН состоялась открытая встреча Уильяма Блума на тему «Правда о внешней политике США и […]

 Я достаю из широких штанин

Президент России Владимир Путин подписал указ о предоставлении американскому боксеру Рою Джонсу-младшему российского гражданства. «Удовлетворить заявление о приеме в гражданство […]

 Замечтательный

Цорионов порадовал нас новым откровением. Как видим, расправившись с манежными хулителями и школьными глобусами, он теперь «ведет переговоры с Асадом […]